Моя американская история: колючая колыбель демократии, или Почему я вернулась в Россию

Американская мечта: дом на берегу, солёный запах океана, лучистый песок под ногами, 3 мустанга в гараже и рельефный муж с золотистым загаром, успешный, конечно же. Гендиректор крупнейшей корпорации, не меньше.

американская мечта да и только MINY

Да, об этом я мечтала, будучи 5-летней девочкой, нашпигованной идеалами «Санта-Барбары». То ли мои разговоры о том, что я стану американской женой Круза, то ли мои дерзкие неосмысленные высказывания о свободной Америке, то ли ещё какие мотивы, но родители всё же отдали меня в лингвистическую школу, где я со всем рвением и слепым упорством принялась изучать английский язык. За годы в школе я и думать забыла о своих детских фантазиях, пока однажды в 10-м классе не стала победителем лингвистического конкурса. Американские члены жюри посчитали меня и ещё пару человек из моего города достойными «бомбардировщиками стереотипов о России», на нас возложили ответственную миссию — показать американцам, что водку на переменах мы не потягиваем, а каникулы проводим не с бурыми медведями в лесу.

Иными словами, мы стали участниками программы по обмену, спонсируемой Американским правительством в целях сглаживания последствий железного занавеса. 

Stars and Stripes on back of pickup truck, USA

Моё знакомство с колыбелью демократии началось летом 2006 в маленьком городке, который в России всегда было принято называть глухой, забытой Богом деревней. Вскоре я поняла, однако, что американцы невероятно обидчивы и принимают за личное оскорбление слово «деревня».

Как и положено, всё началось для меня не слишком гладко. В первый же день, спустя полчаса обитания в моей новоиспечённой семье, я умудрилась вывихнуть руку (ну не приходилось мне никогда ездить на велосипеде с ручными тормозами — отчаянно крутя педали в обратку, я всё же врезалась в гараж). Новенькие «родители» сразу же повезли меня в больницу, где приветливая женщина наложила мне шину, параллельно задавая вопросы о России, природе и погоде, оскаливая свои неестественно огромные белые зубы. Шокирована я была чуть позже, когда она выставила счёт в 145 долларов. Признаться честно, я решила, наверняка тут какая-то ошибка, это плата за сложную операцию, не иначе, ведь не могла же она за такой пустяк содрать с меня такой куш? Ан нет, могла.

Я сделала вывод 1: здесь лучше или не болеть совсем, или всё же болеть, но лечиться у местных индейцев травами.

Дальше хуже — мы сели обедать и, О УЖАС, меня попросили произнести молитву. Грешновато, конечно, признавать, но родилась я в Советском Союзе, где Бога в общем-то не было. Родители мои не то, чтобы не были крещены с рождения, вся атмосфера моего детства была пропитана толстым мускусом атеизма. Разумеется, эта просьба сразу вызвала во мне ураган протеста, но я повиновалась, завершив свою блистательно сухопарую речь «Аминем». Позже выяснилось, что мои домочадцы не просто верующие правоверные христиане, а настоящие сверх-богобоязненные фанатики. Телевизора они в доме не держали, считая его оплотом мирового зла и страшной пастью, вещающей лжефакты и разлагающей душу. В школу дети также не ходили, ибо негоже таким чистым, серафимским созданиям пятнать свои нравственные идеалы и принципы общественными пороками. Несложно догадаться, что мне довольно быстро опротивела новая среда, где я чувствовала себя посланником ада, химерой из Геенны Огненной, вынужденной посещать их светом наполненные церковные мессы и слушать бесконечные разговоры о Боге Всепрощающем, Всемогущем и Всестрадающем. Довольно скоро они увидели во мне человека дурных взглядов, негативно влияющего на их отпрысков,  и выгнали к чертям собачьим из своего рая, дав мне 3 дня на так называемое «исправление». В противном случае мне грозила депортация.

Я сделала вывод 2: здесь нужно при любом подходящем случае восхвалять Иисуса, иначе ты воспринимаешься как исчадие ада, грешник и падший человек.

5545853171_318371371c_b

Возвращаться в Россию с позорным клеймом «ИЗГНАНА ИЗ СТРАНЫ» мне не хотелось, поэтому я написала душевное письмо своей преподавательнице по английскому, в котором детально описывала своё пренеприятнейшее положение. Поскольку она была одинокой хипповатой старушкой из 60-х без мужа и детей, то согласилась приютить меня. Удивление моих богобоязненных приёмных родителей, когда она прикатила за мной на своём японском субару, не описать словами. Их лица как будто раздавил бульдозер, когда нахального вида старушка уверенно произнесла «Собирайся, мы уезжаем». Для полноты образа ей разве что не хватало поднять два средних пальца вверх. С этого момента открылась новая глава моей жизни в Штатах, глава, в которой было много понимания, веселья, путешествий и интернациональных тусовок. Тем не менее, я склонна верить, что волшебно всё было исключительно потому, что эта весёлая старушка несколько лет провела в Японии и всю жизнь преподавала интернациональным студентам. Отчасти она сама стала иностранкой в этой среде.

Было бы несправедливо опустить тот факт, что мне захотелось остаться в Штатах к концу программы, мои представления об Америке были овеяны флёром романтизма, безоблачного счастья и лёгкого заработка (возможно, потому что старушка была владелицей акций нефтяной компании, и каждую неделю ей присылали свеженький чек с кругленькими суммами). Тем не менее, согласно условиям программы я не могла въезжать в США ещё 2 года, а составлять фиктивные бумаги об удочерении или оформлении опекунства казалось делом излишне муторным и энергозатратным.

Мой следующий визит в страну произошёл спустя три года по программе “Work and Travel USA” в небольшом курортном городке. Кто-то ещё не знает об этой программе? Круглосуточный трэш, алкогольное безумие и безудержное веселье. Ощущение, что по венам течёт не кровь, а виски. В этом задорном вихре, естественно, пьянеешь от радости и счастья, хочется, чтобы лето никогда не заканчивалось, чтобы Америка навсегда приютила тебя в своей колыбели. Тем не менее, в какой-то момент устаёшь от «однообразия эксцентричности» и задаёшься вопросом: «А что делают все эти «постоялые тусовщики» зимой? К чему они стремятся? Не могут же они всю жизнь работать в сфере обслуживания, нажираясь по вечерам и заводя бесконечные знакомства?». Могут. Большей части иммигрировавших в США перевалило за 30, они талантливые и всесторонне развитые личности, но что-то мешает им выйти из порочного круга «неинтеллектуальных» денег. Год за годом они в бешеном ритме собирают чаевые, на которые живут холодными зимними вечерами. Казалось бы, что с ними не так? Почему так много этих потерянных душ, которые так нелепо прозябают в чужой стране? И чем ты отличаешься от них? Они общаются исключительно с такими же иммигрантами, коренные американцы не пускают их в свой узкий круг, даже несмотря на то, что знаний у последних, пожалуй, меньше. Ведь не может один восточноевропейский акцент так отталкивать? Или может? Или, напротив, это иммигранты не принимают американцев за их поверхностность? Нередко у меня складывалось ощущение, что русский человек – это холодный, глубокий океан, а американец – маленькая тёплая лужица, приветливая, но очень мелкая, даже мелочная. Из всех моих иммигрировавших знакомых едва ли найдётся парочка «белых воротничков» с достойными позициями в офисах или сфере образования. Все заняты бесконечной гонкой за чаевыми и горячими молодыми студентками. Хочу ли я сражаться за место под солнцем, принимая заказы и выпрашивая процент на чай? Хочу ли я найти засаленного американца, чтобы остаться в стране мечты?

Америка – это Титаник, но таких, как я, пускают только в каюту третьего класса.

 

америка это титаник, леонардо дикаприо MINY

И всё же, число иммигрантов ежегодно не падает, а растёт. Каждый верит в свой «зелёный билет», тешит себя надеждой, грезит наяву. Человеческая вера в лучшее действительно крепка, как сталь. Кого волнует, что из 100 приезжих лишь 1, если повезёт, получает желаемое? Все уверены в своей исключительности, каждый мнит себя альбиносом среди темнокожих. А по-другому и рассуждать сложно, ведь «друг подруги брата деверя» устроился хорошо! И зарабатывает ого-го сколько! А «двоюродная племянница сестры соседки» успешно вышла замуж и уже лет 10 купается в лучезарных потоках счастья.

 

Именно такие «истории счастливчиков» и заполняют наши сердца, когда мы сквозь снег и бурю мчимся через океан отвоёвывать свой райский уголок.

 

америка это титаник MINY

 

Моя американская история: колючая колыбель демократии, или Почему я вернулась в Россию

специально для МИНИ блога

#pravdababypravda

Наш твиттер: @Makeitinnewyork

Инстаграм :  @makeitinny #makeitinny #миниблог

Почта:  info@makeitinny.com